пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ-пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ.

пїЅ. пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ, пїЅпїЅ. пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ,
75/68, пїЅпїЅ. пїЅпїЅ. пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ

пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ: + 7 727 291 47 97
пїЅпїЅпїЅ. пїЅпїЅпїЅ.: + 7 701 799 94 09

Выставки

«Вещей не изящных смиренная Красота»

В светлые дни Рождества Христова известный казахстанский художник Георгий Макаров снова порадовал новой выставкой чудесных работ,  по сути, как и прежде, оставаясь  философом в живописи, склоняющимся к пантеистическим мотивам, вдохновенно звучащим в непрерывном потоке формообразов, которые рождаются из единого источника «божественного Начала» и представляют из себя своего рода вариации, где основная заданная тема графически осязаемо являет узнаваемые элементы, соединяющиеся в причудливые истории-натюрморты, всегда одушевленные и в некотором смысле даже сюжетные. К таким традиционным для художника элементам относятся Гранаты, Чаши, Чайники, Кружки, Кувшины, Бутыли, Кофеварки, Груши, Стаканы, вступающие друг с другом в игровые отношения, неопределимые словом, но на интуитивном уровне воспринимаемые как некие первообразы и начатки разумных форм бытия в рукотворном художественном пространстве, где вышеперечисленные предметы и объекты перерастают себя, устремляясь вверх и становясь многозначительными символами.

Надо добавить, что творческий метод Георгия Макарова неожиданно выявляет красоту, скрывающуюся в вещах, на первый взгляд, недостойных внимания, но и Сам Христос родился не в царских чертогах, а в простом хлеву, преобразив его неприметность и не значимость в Царские чертоги. В этом устанавливается эстетическое кредо художника. Материальные осколки утилитарного пространства, вряд ли интересные современному человеку, будь то доски для резания хлеба и овощей или же останки дверных досок с замками и крючками, плитки кафеля... – все эти фрагменты земных реалий приобретают в творчестве Георгия статус культурных артефактов.

На сегодняшней выставке представлен также цикл работы, на которых изображены двенадцать разных по своему индивидуальному характеру Чаш, символически замещающих двенадцать Апостолов Христа, что вполне оправдывается евангельской христианской традицией. «Чаша» - не простая чашка и ассоциируется она с добровольным страданием и смертью. За чашей с ядом, выпитой Сократом, в будущем явится и Великая Чаша Страстей Христовых. Ассоциативная цепочка обнаруживает себя и в вопросе Иисуса, который Он задает Своим ученикам: «Можете ли пить Чашу, Которую Я пью?», за чем следует утвердительный ответ апостолов, вторично заверяемый Учителем, что и было засвидетельствовано на деле –кроме апостола Любви Иоанна все остальные из числа двенадцати Апостолов, как известно, принимают мученическую кончину за Христа. В этих последних работах Георгий Макаров языком символов убедительно говорит нам об истинах богословских.

Иеромонах Силуан (Ковалев)

живопись
Название работы: Пророк Амос (коллекция галереи). Автор: Владимир ГригорьянНазвание работы: Зимнее похищение (частная коллекция). Автор: Аскар Есдаулет
Название работы: Райский уголок. Автор: Анна МаргацкаяНазвание работы: Благая весть. В ожидании чуда. Автор: Георгий Макаров
Название работы: День . Автор: Марат БекеевНазвание работы: Африка. Автор: Ася Донских
Название работы: Арарат. Автор: Арутюн СтепанянНазвание работы: Дерево влюбленных. Автор: Абдуахат Муратбаев
Название работы: Ангел и рыба (частная коллекция). Автор: Георгий Макаров Название работы: Соседки (частная коллекция). Автор: Марат Бекеев
графика
Название работы: В двух шагах от города. Автор: Юрий ШнейдерманНазвание работы: Песня весны, серия Цвет граната (частная коллекция). Автор: Георгий Макаров
Название работы: Падает снег. Автор: Михаил ПакНазвание работы: Африканский стиль. Автор: Мозес Зиборкеде
Название работы: Дева и рыба. Автор: Георгий Макаров Название работы: В городе зима. Автор: Юрий Шнейдерман
Название работы: Где-то там, за зоопарком. Осень. Автор: Юрий ШнейдерманНазвание работы: Красные пионы. Автор: Юрий Шнейдерман